Черные работодатели
Черный список

Список

Добавить



Список

Добавить



Диагностика соискателя

Подборка статей

Тесты

Культура административной деятельности

Эффективный управяющий (П. Друкер)

Карьера менеджера (Якокка Ли)



Профессиограммы

Тарифно-квалификационные характеристики профессий

Швейное производство

Автомобильный транспорт




Главная Культура административной деятельности2.5. Полная функция управления, кадровый корпус и организационно-штатная структура предприятия

2.5. Полная функция управления, кадровый корпус и организационно-штатная структура предприятия

2.5.1. Полная функция управления: понятие и непонимание

Вопрос о формировании кадрового корпуса предприятия взаимосвязан с вопросом о построении его организационно-штатной структуры [136] и вопросом о возможностях и целесообразности её изменения в настоящее время и в обозримой перспективе. По существу:

Вопрос о кадрах и вопрос об оргштатной структуре предприятия — два взаимно обуславливающих друг друга вопроса в организации процесса управления работой предприятия; и в особенности — предприятия развивающегося, растущего .

Однако в подавляющем большинстве случаев вопрос о планировании развития кадрового корпуса предприятия разсматривается в литературе вне его связи с принципами построения организационно-штатной структуры предприятия, которая представляет собой один из инструментов управления предприятием; а вопрос об обусловленности оргштатной структуры предприятия разнородными факторами, в том числе и возможностями кадрового обеспечения клеток штатного разписания живыми людьми, обладающими во-первых, личностными (прежде всего — нравственно-этическими) качествами во-вторых, [137] , — просто обходится молчанием, будто он вовсе не имеет никакого отношения к планированию [138] , вопреки тому, что отсутствие человека — носителя определённых личностных качеств, знаний и навыков — делает неработоспособной в качестве средства управления предприятием оргштатную структуру, архитектура которой соответствует желательной алгоритмике управления.

И хотя разсмотрение вопросов кадровой политики на предприятии изолированно от вопроса об оргштатной структуре отчасти допустимо в задачах текущего и краткосрочного планирования на предприятиях, успешно функционирующих в более или менее стабильных и экономически благоприятных для них условиях (в молчаливом предположении о неизменности оргштатной структуры в этих условиях), но в задачах стратегического долгосрочного планирования — такое недопустимо.

Дело в том, что организационно-штатная структура предприятия, наилучшим образом отвечающая исторически сложившимся особенностям жизни общества, всегда обусловлена двояко:

· во-первых , полной функцией управления по отношению к предприятию и соответствующей ей сетевой моделью, в которой выражается профиль предприятия (о профильной сетевой модели речь пойдёт в следующем подразделе);

· во-вторых , возможностями кадрового обеспечения.

И если высшие руководители предприятия не чувствуют этой двоякой обусловленности и не согласуют с нею свою административную деятельность, то они в большей или меньшей степени теряют управление предприятием, что влечёт за собой тот или иной ущерб как предприятию и его сотрудникам, так и обществу в целом.

«Полная функция управления» — термин достаточно общей теории управления, употребляемый по отношению к определённому (во всех случаях) объекту. Полная функция управления — это своего рода многовариантная матрица-сценарий объективно возможного управления (иначе говоря — пустая и прозрачная форма, наполняемая содержанием в процессе управления). Она включает в себя следующие преемственные этапы циркуляции и преобразования информации в процессе управления:

1. Выявление и опознавание фактора среды, с которым сталкивается субъект-управленец.

2. Формирование навыков разпознавания выявленного фактора на будущее.

3. Формирование вектора целей [139] управления в отношении данного фактора и внесение этого вектора целей в общий вектор целей своего поведения (самоуправления) на основе решения задачи об устойчивости объекта управления в смысле предсказуемости его поведения в среде с учётом этого фактора .

4. Формирование концепции управления на основе решения задачи об устойчивости объекта управления в смысле предсказуемости его поведения в среде (предсказуемости в той мере, какой требует управление с заданным уровнем качества).

5. Организация целесообразной управляющей структуры, несущей концепцию управления.

6. Контроль (наблюдение) за деятельностью структуры в процессе управления, осуществляемого ею.

7. Ликвидация структуры в случае ненадобности или поддержание её в работоспособном состоянии до следующего изпользования.

Пункты 1 и 7, как определяющие начало и завершение процесса управления, всегда неизбежно присутствуют, а промежуточные между ними пункты можно так или иначе объединить или разбить ещё более детально. Осуществление полной функции управления всегда предполагает инициативу и творчество людей в выявлении и разрешении разнородных проблем, как непосредственно относящихся к их должностным обязанностям, так и выходящих за их круг, что требует, чтобы разум не был скован каким-либо догматизмом и не находился в плену какой-либо предубеждённости.

На первый взгляд может показаться, что понятие — очевидное, само собой разумеющееся понятие, и здесь по существу не о чем говорить. Но есть одно — ключевое по отношению ко всем процессам управления — обстоятельство, на которое вряд ли обратило внимание большинство читателей настоящей работы, и которому не уделяют должного внимания подавляющее большинство авторов, пишущих на темы управления и планирования.

Чтобы пояснить, о чём далеко не банальном идёт речь, прокомментируем рисунок из журнала «Эксперт», № 28, 2000 г., которым иллюстрируется одна из статей, посвященных проблемам российской экономики на уровне предприятия.

На первый взгляд нижеследующий рисунок прекрасно иллюстрирует понятие полной функции управления по отношению к предприятию. А терминологические отличия в наименовании этапов полной функции управления, приведённые нами согласно достаточно общей теории управления, с одной стороны, и с другой стороны, помещённые на приведённом рисунке, — казалось бы непринципиальны и управленчески незначимы.

Однако это только на первый взгляд. В действительности приведённый рисунок является показательным примером безсодержательного подхода к описанию процессов управления как таковых, поскольку КЛЮЧЕВАЯ ПРОБЛЕМАТИКА управления, разрешение которой в обстоятельствах реальной жизни только и позволяет организовать процесс управления (самоуправления), осталась в схеме, приведённой на рисунке, не отображённой. Дело в том, что:

Никакое управление невозможно, если нет устойчивости объекта в смысле предсказуемости его поведения под воздействием среды, его внутренних изменений и факторов, которые возможно избрать (или которые уже избранны) для осуществления управляющего воздействия.

И это — главное, что определяет как принципиальную невозможность осуществления управления, так и принципиальную возможность его осуществления. Именно поэтому устойчивость в смысле предсказуемости поведения — ключевое обстоятельство к вхождению во всякий процесс управления, в том числе — и в управление предприятиями народного хозяйства всех форм собственности и их подразделениями . А всякое управление разрушается сразу же, как только по тем или иным причинам изчезает устойчивость объекта в смысле предсказуемости его поведения (в той мере, которая необходима для поддержания управления с заданным качеством) .

Однако в литературе, посвящённой проблематике теории и практики управления, необходимость предсказуемости поведения объекта для обеспечения управления им, как правило, подразумевается по умолчанию. То есть необходимость предсказуемости поведения для обеспечения управления объектом вводится в разсуждения авторов в неявном виде; а внимание читателей сосредотачивается на теоретических и физических (экспериментальных) моделях, как уже доказано практикой их применения, позволяющих решать задачу о предсказуемости поведения объекта в определённых задачах управления, свойственных той отрасли деятельности, которую разсматривают авторы.

В большинстве технико-технологических приложений теории управления этого оказывается достаточно просто в силу примитивности даже наиболее сложных технических объектов в их сопоставлении с системой внутренних и внешних взаимосвязей общества в целом и его подсистем, к числу которых принадлежат объекты и субъекты экономики микро— и макро— уровней. Поэтому в приложении разнородных версий теории управления к проблематике обществоведения, включая производственно-потребительские и финансовые аспекты жизни общества и функционирования предприятий народного хозяйства всех форм собственности, такой подход обладает ограниченной работоспособностью главным образом по двум причинам:

· во-первых, и это главное, сами претенденты в управленцы, если они непосредственно сталкиваются с вопросом о предсказуемости поведения объекта в среде в процессе управления, в большинстве своём не готовы к решению этой задачи потому, что в учебно-методической литературе по теории управления и её прикладным версиям (в частности менеджменту) этот вопрос обычно обходится стороной или же его осуществлённое некотором образом решение по отношению к каким-то конкретным задачам вводится в разсуждения по умолчанию как объективная данность .

· во-вторых, попытка опереться на формально-теоретические модели социологии и экономики, построенные на весьма ограниченном количестве факторов [140] , также не всегда достигает успеха, поскольку эти модели в общем случае разсмотрения представляют собой языковое выражение моделирования общественных и финансово-экономических процессов на глубинных уровнях психики самих разработчиков формальных моделей.

Такого рода моделирование на глубинных уровнях психики разработчиков формально-теоретических моделей протекает в субъективных образах, свойственных личности каждого из них, и кроме того оно обусловлено личностными особенностями организации их психики [141] . При этом в творчестве разработчиков моделей участвуют и субъективные образы тех жизненных явлений и управленчески значимых факторов, для отображения которых в культуре общества может не быть адекватных формальных средств [142] , но которые обуславливают успешность или безуспешность применения получаемых формальных моделей к решению определённых задач.

· в-третьих, многие формальные модели в силу разных причин (в том числе и вследствие методологических ошибок при их построении) метрологически несостоятельны, т.е. некоторая часть изходных данных, необходимых для их работы, не может быть объективно измерена и вводится в них в процессе применения на основе метода «экспертных оценок».

При этом в жизни могут возникать обстоятельства, в которых модель могла бы дать правильный ответ на основе мнений какого-то одного или нескольких экспертов. Но именно эти мнения в неё не попадут потому, что будут отброшены «ситом» аппарата математической статистики и теории вероятностей как якобы ошибочные, поскольку они далеко выпадают из общей статистики более или менее «близких» (в некотором смысле) мнений других экспертов [143] .

Поэтому попытка субъекта-управленца опереться в своих действиях на ту или иную прикладную теорию, описывающую предметную область его сферы управления, путём подстановки своих изходных данных в свойственные теории формальные модели, в ряде случаев может оказаться неадекватной реальным обстоятельствам. В такого рода случаях в общем-то работоспособная формальная модель общественных и финансово-экономических процессов может непредсказуемо для её пользователей утрачивать работоспособность. Причина этого в том, что реальный процесс управления может быть чувствительным не только к параметрам, вводимым в формальную модель на основе метода «экспертных оценок», но может быть чувствительным и к факторам, не отображённым в ней.

Кроме того сам процесс управления всегда и во всех случаях, без каких-либо изключений может осуществляться только в соответствии с не зависящей от субъекта-управленца объективной матрицей-сценарием объёмлющего управления, представляющей собой также полную функцию управления, но иерархически высшую по отношению к разсматриваемому процессу. Соответственно для успешного осуществления управления разсматриваемым процессом должна быть изначально гарантирована его устойчивость в русле течения совокупности объёмлющих его процессов [144] .

Вследствие этих обстоятельств во многих процессах управления (и прежде всего, в из ряда вон выходящих задачах управления) решение задачи об устойчивости в смысле предсказуемости поведения объекта управления с погрешностью, безопасной для осуществления управления, может основываться не на теориях и формальных моделях, а на разнородных психологических практиках и личностной культуре психической деятельности — т.е. на субъективизме конкретных людей.

При этом возможность освоения тех или иных психологических практик и решения задачи о предсказуемости поведения на их основе обусловлена реальной нравственностью субъекта вследствие того, что реальные нравственные мерила субъекта управляют всей алгоритмикой его психики [145] .

То есть в каких-то ситуациях решение задачи о предсказуемости поведения объекта в процессе предполагаемого управления может быть полностью обусловлено личностными факторами, и прежде всего, — реальной нравственностью самих управленцев, претендующих по существу на управление по полной функции. Но именно этими обстоятельствами социология и экономическая наука как макро-, так и микро— уровней большей частью неоправданно пренебрегают.

Сказанное об устойчивости по предсказуемости поведения объекта управления по отношению к приведённому рисунку из «Эксперта» означает следующее:

· наблюдение и описание взаимодействия объекта управления со средой безполезно, если на основе полученного описания-модели невозможно решение задачи о предсказуемости объекта в среде под воздействием среды, внутренних процессов в объекте и факторов, избранных для осуществления управляющего воздействия;

· в условиях непредсказуемого поведения объекта невозможно целеполагание (на рисунке обозначено изображением стрелковой мишени с надписью «цель»), поскольку невозможно разделение всего вообразимого множества предполагаемых целей управления:

O на цели объективно осуществимые (достижимые), и на цели иллюзорные (мнимые);

O на цели не осуществимые в сложившихся обстоятельствах и при имеющихся ресурсах, но осуществимые в каких-то иных обстоятельствах или при ином обеспечении ресурсами (т.е. которые могут быть осуществлены в два этапа: на первом этапе — создание или ожидание необходимых обстоятельств и привлечение достаточных ресурсов, на втором — собственно осуществление избранных целей);

· в условиях отсутствия устойчивости объекта в смысле предсказуемости поведения невозможны ни выработка целесообразных управленческих решений, ни их осуществление.

Соотнесение рисунка с определением понятия полной функции управления и с вопросом о предсказуемости поведения объекта управления показывает, что при описании процессов управления, — а тем более при описании методологии управления, — терминология должна быть предельно точной по смыслу. Т.е. всё должно называться своими именами: описания — описаниями, прогнозирование (по существу решение задачи о предсказуемости поведения) — прогнозированием и т.д. И это является основой для однозначного понимания всех без изключения проблем управления как технико-технологического, так и общественного и финансово-экономического характера, а также и способов их разрешения в конкретных жизненных обстоятельствах .

Невнятная, разплывчатая, не определённая по смыслу терминология, подобная той, что употреблена на приведённом рисунке из «Эксперта» [146] , влечёт за собой и «невнятное», вялое, разплывчатое «управление», а также — и внутренне конфликтное управление, в котором одни действия направлены против достижения успехов другими действиями, и т.п. Это всё может вызвать катастрофу управления как «взрывного» и лавинообразного, так и «вяло текущего» характера с заблаговременно непредсказуемыми последствиями.

Результат осуществления такого рода «управления» В.С.Черномырдин, в бытность свою премьер-министром РФ, некогда охарактеризовали словами: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда» [147] . Почему получилось, «как всегда» плохо, — можно понять из другого высказывания В.С.Черномырдина, смысла которого он не понял и сам: «Я бы с удовольствием доложил программу действий до 3000 года (редкие хлопки в зале), но сначала надо решить, что делать сейчас» (из выступления 27 марта 1993 г. на девятом внеочередном съезде народных депутатов РСФСР [148] ).

Если соотнести это высказывание с понятием о полной функции управления, то ясно: не решив задачу об устойчивости в смысле предсказуемости и не сформировав долгосрочную концепцию управления (политическую стратегию государства), никак невозможно целесообразно решить, «что делать сейчас». Однако показательны не только эти высказывания В.С.Черномырдина сами по себе и невнятная реакция на них аудитории, но и мировоззренческая подоплёка такого рода высказываний.

24 октября 1996 г. «Независимая газета» опубликовала на первой полосе статью “Грядущая катастрофа и как с нею бороться? Вслед за Лениным на этот вопрос попытались ответить Чубайс и Черномырдин”. В ней сообщается о первом заседании Временной чрезвычайной комиссии (ВЧК) по сбору налогов в бюджет [149] , на котором В.С.Черномырдин высказал ещё одну эпохальную фразу: «Теорией нам сейчас заниматься некогда».

Из последней фразы встаёт характеристика всей послесталинской эпохи как эпохи беззаботности, безответственности и рвачества, сложившихся на основе .

Действительно: «сейчас» чиновникам государства, бизнесменам, руководителям предприятий и их подразделений «некогда» заниматься теорией (причём в обоих аспектах: создавать новые теории и осваивать теоретические наработки других людей); «в прошлом» им тоже было «некогда» заниматься теорией; но и «в будущем» им тоже будет «некогда» заниматься теорией потому, что они — безвольные «тряпки», одержимые, постоянно порабощённые разнородной суетой, в которой наиболее ярко выражается их несдерживаемое желание хапнуть прямо сейчас и побольше [150] .

Если же чиновники, бизнесмены, руководители предприятий и их подразделений сами не находят времени, чтобы подзаняться теорией, то это означает, что они — марионетки, т.е. биороботы неких практикующих теоретиков-социологов и обладателей практически эффективных «know-haw», которые сами остаются вне опосредованно управляемых ими процессов, и для кого общество является объектом, на котором они паразитируют.

Однако и редакция «Эксперта», и подавляющее большинство его читателей не лучше чиновников и бизнесменов, поскольку «съели» пустое словоблудие оторвавшихся от жизни «теоретиков» на темы об организации управления предприятиями России наилучшим образом, которым сопровождается приведённый нами рисунок. Это показывает, что общество наше, и прежде всего, — научная и управленческая “элита”, которая сама для себя издаёт «Эксперт», — управленчески безграмотны. И при этом в обществе нет и теоретически не формализованной культуры управления на основе практических навыков [151] .

Соответственно положение дел в стране при сохранении такого агрессивно невежественного отношения к теории управления и её приложениям к разрешению проблем общественной жизни может только усугубляться, а вожделенные практические результаты (хотим как лучше) будут недостижимы по причине отсутствия удобопонимаемого теоретического описания алгоритма возникновения и поддержания кризиса и путей выхода из него.

Иными словами, вне зависимости от того, что произходит «сейчас», необходимо найти время, чтобы , — это единственная возможность выйти из кризиса, если не «завтра», то «послезавтра», избежав тем самым катастрофы.

В таких условиях выход из затяжного кризиса управления, который мы переживаем, возможен в наименее болезненной форме, прежде всего, через освоение жизненно состоятельной достаточно общей теории управления предельно широкими слоями общества, поскольку именно теория управления — язык междисциплинарного общения, обеспечивающий взаимопонимание в общем коллективном деле специалистов разных областей.

И в данном случае теория — стимулятор роста в обществе на всех уровнях: от управления подразделениями предприятий до управления государством и процессами глобальной политики [152] . А нам — для осуществления безкризисного развития [153] — необходимы не пустые слова о необходимости организации управления и сопровождающие их принципиально не стыкуемые с реальной жизнью схемы осуществления «менеджмента», а дееспособная культура управления, устойчиво возпроизводимая и совершенствуемая обществом в преемственности поколений.

2.5.2. Объективная обусловленность оргштатной структуры и субъективизм руководства

После того, как в разделе 2.3.2 мы разсмотрели членение больших работ (проектов) на составляющие их фрагменты, возможностью дискретного контроля хода работ и их этапов по факту «выполнено — не выполнено» и в предшествующем разделе определились в существе полной функции управления, открывается очевидность следующего факта:

Полная функция управления и профильный для предприятия характер его технико-технологической деятельности диктуют:

· управленчески состоятельное разпределение функциональной нагрузки по подразделениям предприятия;

· взаимосвязи функционально специализированных подразделений предприятия друг с другом;

· обязанности и полномочия их руководителей;

· а также и всё то в организации работ, что способно обеспечить достижение наивысших показателей эффективности деятельности в управлении фирмой, которые должны быть определены в «Стратегии предприятия».

При этом:

«Профиль фирмы» находит своё выражение в том, что обусловленные принятыми технологиями сетевые модели большинства выполняемых фирмой проектов и договорных работ при какой-то избранной степени детализации обладают тождественной или во многом сходной структурой, отличающей их от построенных аналогичным путём сетевых моделей предприятий других отраслей.

Сетевые же модели работ, сопутствующего и дополняющего характера [154] (а также эпизодического, т.е. «непрофильного»), нормально составляющие меньшую долю объёма работ в деятельности предприятия, представляют собой какие-то фрагменты того типа обобщённой сетевой модели, в которой выражается «профиль предприятия» (далее эта модель называется «профильная сетевая модель»); при этом в них могут быть фрагменты, выходящие за границы профильной сетевой модели, которые однако не обладают самостоятельной значимостью (т.е. экономической жизнеспособностью).

Реально на большинстве предприятий, которые обладают историей, продолжительностью подчас в несколько веков, и которые успели ещё в далёком прошлом специализироваться на выпуске каких-то определённых видов продукции, профильная сетевая модель остаётся почти неизменной на протяжении многих лет. Причина этого в том, что профильная сетевая модель обусловлена технологиями, основной набор которых на большинстве специализировавшихся и успешно работающих предприятий меняется достаточно медленно.

На таких предприятиях как бы «сама собой» на протяжении длительного времени успевает сложиться технологически обусловленная оргштатная структура, определяющая, прежде всего, тот или иной порядок (направленность) подчинения и ответственности руководителей подразделений в иерархии административного состава предприятия . Сложившаяся таким путём оргштатная структура многих предприятий в большинстве случаев достаточно хорошо «автоматически» соответствует профильной сетевой модели и полной функции управления [155] , вследствие чего на основе «естественно-исторически» сложившейся оргштатной структуры и дело на них идёт — как бы «само собой» — более или менее успешно некогда заведённым и унаследованным от прошлого порядком.

Кроме того в периоды экономического подъема обществ на вновь организуемых предприятиях оргштатные структуры в подавляющем большинстве случаев принимались и принимаются по образцу оргштатных структур, которые уже успели в деле доказать свою управленческую эффективность на более старых предприятиях тех же отраслей. Поэтому в периоды общественно-экономической стабильности и подъёма и на вновь создаваемых молодых предприятиях дело тоже идёт более или менее успешно как бы «само собой» на основе традиционных типов оргштатных структур, сложившихся в отрасли.

Длительность процесса «естественно-исторического» формирования и настройки оргштатных структур предприятий в отраслях и принятие оргштатных структур для новых предприятий в периоды общественно-экономической стабильности и подъёма по готовому образцу-прототипу, уже доказавшему свою работоспособность, приводит к тому, что характер обусловленности оргштатной структуры делом (в формальном выражении дела — профильной сетевой моделью) и полной функцией управления остаётся в целом не выявленным и не осознаётся ни администраторами, ни экономической наукой .

Вследствие этого множественные и разнообразные проблемы, прямо или косвенно связанные с оргштатными структурами предприятий, возникают, когда под давлением тех или иных обстоятельств многоотраслевая производственно-потребительская система общества в целом или некоторые отрасли народного хозяйства оказываются перед необходимостью быстрой [156] структурной перестройки [157] или технико-технологического обновления. При этом некоторая часть существующих предприятий изменяет свой профиль, произсходит множественное образование новых [158] предприятий с нуля, слияние ранее существовавших самостоятельных предприятий, разпад ранее целостных предприятий на несколько новых самостоятельных предприятий, выделяющихся из состава первичных.

Такого рода множественные процессы в производственно-потребительской деятельности общества характеризуются в разсматриваемой нами области управления предприятием тем, что во многих случаях неоткуда взять готовый к изпользованию прототип-образец оргштатной структуры, на основе которого новое или реорганизованное предприятие могло бы заведомо успешно работать. И соответственно, в таких обстоятельствах их руководители непосредственно сталкиваются с технико-технологическим диктатом самого дела и общественно-экономических процессов как в пределах самого предприятия, так и процессов, объёмлющих деятельность предприятия, а также и с диктатом полных функций управления разного иерархического уровня (по отношению к администрации предприятия) и разного произхождения .

После государственного краха СССР государственно обособившиеся общества, выделившиеся из состава СССР, переживают как раз такой период, в котором администрация предприятий непосредственно сталкивается с жизнью.

Однако вузовские курсы типа «организация производства» и «организация НИОКР» советской эпохи, а также и аналогичные им по разсматриваемой проблематике курсы разнородного «менеджмента», импортированные с Запада в постсоветскую эпоху, по существу не дают читателю понимания того, что оргштатная структура по своему предназначению и существу представляет собой один из инструментов управления делом (управления предприятием).

Соответственно в них не разсматриваются и вопросы:

· поддержки оргштатной структурой предприятия алгоритмики собственно технологического процесса (включая и взаимодействие со смежниками и субподрядчиками), которая выражается в профильной сетевой модели предприятия;

· поддержки оргштатной структурой предприятия алгоритмики процесса управления как такового (т.е. разсматриваемого изолированно от технологических процессов предприятия), свойственной во всех отраслях всем без изключения достаточно большим предприятиям, на которых работа в структурных подразделениях разного рода (включая и чисто управленческие) выполняется на профессиональной основе разными специалистами большей частью без совместительства должностей [159] ;

· включения оргштатной структурой предприятия алгоритмики собственно технологического процесса в алгоритмику процесса управления как такового.

Однако именно жизненно состоятельное решение на практике именно этих вопросов порождает управляемость предприятия как замкнутой системы [160] структурным способом [161] .

Слепота экономической науки и теорий менеджмента к указанной совокупности вопросов — одна из причин того, что оргштатная структура не возпринимается многими руководителями в качестве одного из инструментов управления делом (управления предприятием).

С другой стороны, об этом функциональном предназначении оргштатной структуры вполне можно догадаться и самостоятельно без того, чтобы искать готовые рецепты для решения специфических проблем выживания и развития своих предприятий в вузовских курсах «организации производства» советской эпохи или в импортированных с Запада новомодных теориях разнородного менеджмента.

Но, как признался В.С.Черномырдин, чиновникам (а также бизнесменам) в их большинстве некогда изучать и вспоминать теории. Думать же самостоятельно они далеко не все умеют и не всегда того желают, поскольку в толпо-“элитарном” обществе их изполнительность, а не их творчество в разрешении возникающих проблем обеспечивает им как спокойное существование при должности, так и дальнейшее продвижение по служебной лестнице. Поэтому, если такие администраторы (а их, к сожалению, большинство) пытаются решать возникающие проблемы своим умом, то часто совершают ошибки, в том числе и системообразующего характера.

Одну из наиболее тяжёлых управленческих ошибок системообразующего характера, произтекающую из невозприятия оргштатной структуры как таковой в качестве инструмента управления, представляют собой попытки многих администраторов в разных областях деятельности управлять делом (в том числе и управлять предприятием) на основе формирования так называемой «своей команды».

В «свою команду» в худшем смысле этого термина людей подбирают по их личностным качествам. Главные из них — личная преданность «старшoму» и изполнительность без вопросов и возражений, вследствие чего на последнем месте в иерархии требований к членам «своей команды» оказываются их реальные профессиональные знания и навыки. И тем более после знаний и навыков оказываются способности, от возможности реализовать которые в деле зависит будущее фирмы:

· осваивать недостающие знания и навыки в темпе вхождения в новые должности и принятия на себя обязанностей и полномочий, соответствующих новым должностям [162] ;

· творчески разрешать проблемы, с которыми сводит дело (в том числе и организовывать разрешение проблем на основе коллективной деятельности).

При этом внутри «своей команды» выстраивается некоторая иерархия личностных отношений и система «союзов» и «противовесов», в которой выражается принцип «разделяй и властвуй» . Положение усугубляется тем, что в целях поддержания и изменения «баланса сил» в системе союзов-противовесов в оргштатной структуре предприятия под членов команды персонально создаются должности и подразделения, в существовании которых реально нет функциональной необходимости: ни производственной (включая и НИОКР), ни управленческой; либо функциональная нагрузка которых и должностные полномочия их руководителей, перепутаны как по характеру соответствия блокам профильной сетевой модели, так и по порядку следования в полной функции управления.

Поэтому принцип построения «своей команды» как иерархии личностных отношений в системе союзов-противовесов приводит к тому, что порядок взаимодействия подразделений, подчинённых членам «своей команды», перестаёт соответствовать профильной сетевой модели предприятия; а технологически обусловленная профильная сетевая модель и сетевая модель взаимодействия чисто управленческих подразделений в процессе управления предприятием [163] оказываются взаимно не обусловленными (не связанными друг с другом), т.е. в реальной жизни оказываются неизбежно конфликтными, как по поводу ведения дела (управления им), так и по поводу личной неприязни членов «своей команды».

Однако даже при господстве на предприятии такого рода «командного подхода» к организации управления некоторое соответствие должностных полномочий (профиля деятельности) членов «своей команды» функциональной специализации подконтрольных им подразделений неизбежно сохраняется. Произходит это потому, что члены «команды» обычно всё же являются выходцами в сферу управления из каких-то определённых областей неуправленческого профессионализма, а большинству людей психологически свойственно избегать брать на себя управление делом, существа которого они не знают [164] .

Но вопреки этому «остаточному профессионализму» при подходе к организации процесса управления предприятием на основе описанного принципа «своей команды» производство и НИОКР как таковые, грубо говоря, «мешают жить» членам «команды» администраторов предприятия, а сама «команда» администраторов действительно мешает жить персоналу предприятия, производству, НИОКР, потребителям продукции предприятия и обществу в целом.

При таком подходе к ОРГАНИЗАЦИИ управления предприятием и его подразделениями «команда» обособляется от остального коллектива и противопоставляет себя ему: замыкается в себе, а остальных сотрудников, подчас обладающих более высокими профессиональными знаниями и навыками, необходимыми для решения задач управления и задач, подчинённых задачам управления предприятием и его подразделениями, пытается более или менее успешно «употреблять» в качестве якобы бездушных орудий-инструментов, все качества которых определены их местом в штатном разписании и тарифно-квалификационным справочником, или, непрестанно подавляя их нравственно-психологически, сделать из сотрудников безропотно-покорных холопов.

В результате этих особенностей принцип «своей команды» в попытках организации процесса управления на его основе приводит к тому, что:

· объект — в разсматриваемом нами случае это предприятие — утрачивает управляемость (как свойство замкнутой системы) вследствие того, что оргштатная структура предприятия не разценивается его руководством как инструмент управления и в процессе “подстройки” её под «свою команду» перестаёт соответствовать профильной сетевой модели и полной функции управления делом;

· «своя команда», построенная на систематических нарушениях нравственно-этических норм человеческого общежития, не способна управлять ничем, поскольку способ её существования — борьба за продвижение своих членов на должности с более высокими окладами или должности, престижность которых выражается в каких-то иных формах, а первой жертвой борьбы за место в «команде» становится именно организация процесса управления.

Вследствие этого неукоснительное проведение в жизнь принципа «своей команды» в экономически благополучном обществе становится залогом неизбежного краха подвластной этому принципу фирмы в более или менее отдалённом будущем. А если стремление администраторов управлять на основе принципа «своей команды» становится достаточно широко разпространённым явлением в обществе, то всё общество обречено на затяжной кризис управления (что и имеет место в России на протяжении всего времени с начала перестройки в 1985 г.).

Иными словами, несостоятельность попыток управления чем-либо на основе принципа «своей команды» — один из ярких примеров того, что диктат полной функции управления делом и самого дела носит объективный по отношению к управлению характер, и этот диктат невозможно обойти окольными путями.

От этого диктата невозможно избавиться, поскольку даже со сменой профиля фирмы диктат одного дела неизбежно сменится диктатом другого дела. Но чем более глухо к этому диктату высшее руководство фирмы, — тем дальше управление фирмой от возможного наилучшего (с точки зрения общественной пользы, а не с точки зрения осуществления паразитических интересов участников «своей команды») в данных обстоятельствах [165] . И соответственно необходимо видеть и понимать:

· в чём и как диктат полной функции управления и самSYMBOL 243 \f «Times New Roman» \s 11уго дела выражается,

· и как оргштатная структура должна приводиться в соответствие с его требованиями.

С построением оргштатной структуры связано ещё одно управленчески значимое обстоятельство, которому также необходимо подчиниться для обеспечения работоспособности оргштатной структуры предприятия в качестве инструмента управления. Дело в том, что, хотя управленческое решение может вырабатываться и приниматься к изполнению как единолично, так и коллективно, но:

При проведении в жизнь любого принятого к изполнению решения ответственность за его выполнение может быть только персональной и единоличной .

И персонально возлагаемая единоличная ответственность — помимо профессиональных знаний и навыков, личностных нравственно-психологических и этических качеств — должна быть обеспечена как объективными возможностями выполнения решения, так и предоставленными субъекту-управленцу должностными полномочиями, позволяющими воплотить в жизнь объективные возможности .

Принцип персональной единоличной ответственности за осуществление принятых к изполнению решений необходимо неукоснительно соблюдать и в тех случаях, когда объём работы по проведению решения в жизнь превозходит возможности одного человека и требует согласованной работы множества людей, как это имеет место во всех отраслях народного хозяйства на подавляющем большинстве предприятий и в их подразделениях.

Казалось бы здесь нет предмета для обсуждения, поскольку очевидно и общепринято, что во всяком подразделении может быть только один начальник, который, естественно, и несёт персональную единоличную ответственность за деятельность этого подразделения перед вышестоящими руководителями [166] . Но в практике управления предприятиями осуществление принципа персональной единоличной ответственности состоит не в том, чтобы во главе всякого подразделения поставить одного-единственного начальника, а в том, как работы, в совокупности составляющие профильную сетевую модель, разпределить между подразделениями предприятия (т.е., как блокам профильной сетевой модели поставить в соответствие подразделения предприятия и управленчески связать подразделения друг с другом в соответствии с полной функцией управления делом).

Иными словами осуществление принципа персональной единоличной ответственности состоит в заблаговременном (упреждающем события) нахождении работоспособного ответа на вопросы:

· что именно включить в функциональную нагрузку каждого подразделения (иными словами: какие именно функционально специализированные подразделения необходимы для поддержки оргштатной структурой работ по профильной сетевой модели);

· как и чем обеспечить возможности несения подразделениями возлагаемой на каждое из них функциональной нагрузки (необходимы: сооружения, технологическое оборудование, документация и «ноу-хау» технологических процессов, кадры и т.п.);

· как связать подразделения друг с другом так, чтобы должностные полномочия их руководителей и сотрудников соответствовали профильной сетевой модели, а оргштатная структура, получив кадровое насыщение (включая и штат руководителей подразделений), стала бы одним из инструментов управления предприятием по полной функции.

Поскольку во главе всякого подразделения действительно может стоять только один единственный начальник, то в разрешении названных проблем на практике и состоит искусство разпределения персональной единоличной ответственности за дело в целом и за его составляющие.

Без такого рода разпределения персональной единоличной ответственности управление коллективной деятельностью людей невозможно, вследствие чего оказывается невозможным и осуществление больших проектов ни в бизнесе, ни в политике, ни в какой бы то ни было иной области деятельности.

И соответственно сказанному ранее:

К разпределению персональной единоличной ответственности, должностных обязанностей и полномочий руководителей подразделений необходимо подходить, начиная не от оргштатной структуры, уже как-то сложившейся на предприятии или избранной в качестве образца для подражания [167] , а к оргштатной структуре — для обеспечения её соответствия требованиям настоящего времени и обозримой перспективы — необходимо идти, соотносясь с полной функцией управления делом, начиная:

· от выявления профильной сетевой модели, т.е. от образующих её во взаимосвязи друг с другом рубежей дискретного контроля по факту «выполнено — не выполнено»,

· от наличествующих кандидатур на занятие должностей руководителей подразделений (прежде всего) в предполагаемой оргштатной структуре.

И естественно, что после построения целесообразно работоспособной оргштатной структуры необходимо в дальнейшем поддерживать взаимное соответствие в системе «дело, которым живёт фирма, — профильная сетевая модель — люди — полная функция управления — оргштатная структура» .


...назад     далее...


Новости
 
Контактная информация

   Эл. почта: black-rabota@yandex.ru

 
Наши партнёры

 

 
Статистика